ТИПЫ ПОСЕЛЕНИЙ

Карта дорогПрежде чем заняться изучением типов поселений в Центральном нагорье, будет целесообразным рассмотреть существующие здесь пути сообщения — шоссейные и железные дороги.

Во времена Кандийского царства дорог здесь не было. Если бы они имелись, то падение Кандийского царства произошло бы намного раньше. Часть страны была покрыта густыми лесами, через которые врагу было трудно проложить себе путь, а партизанские методы ведения войны помогали обороняющимся каидийцам.

Но как только Центральным нагорьем завладели англичане, началась прокладка дорог — первоначально для военных целей. Затем была проложена дорога на Канди, а в 1833 г. имелось уже несколько магистральных дорог, расходящихся от Канди: одна — на Коломбо, другая — на Матале, третья — на Путталам через Курунегалу, четвертая — по долине Думбара и вверх по Бадулаос на Бадуллу и пятая — через Гамполу и Пусселлаву на Нувара Элию. Была построена еще одна магистральная дорога, которая вела в пределы Центрального нагорья с другой стороны — через перевал Хапутале. После сооружения этих первых дорог новых дорог было проложено немного, но одна из них заслуживает специального упоминания. Это дорога Коломбо — Хаттон, вступающая в область нагорья через проход Гинигатхена.

Первой железной дорогой в Центральном нагорье была дорога Коломбо — Канди, введенная в эксплуатацию в 1867 г. Затем постепенно железнодорожная сеть распространилась к северу на Матале и к югу на Гамполу, Хаттон, Нануою, Нувара Элию, Бандаравелу и Бадуллу.

Новые, более удобные средства передвижения и общение с внешним миром произвели в Центральном нагорье большие сдвиги. Подойдя теперь к вопросу о типах поселений, мы посмотрим, как древние города Кандийского царства наполнились новой жизнью и стали быстро разрастаться, как с постройкой железной дороги в районах, ранее находившихся под джунглями, возникали новые поселения.

Первый тип городских поселений, который мы рассмотрим, — это древние поселения, которые не пришли в упадок с наступлением новой эры. Наиболее яркими примерами таких городов являются Бадулла, Гампола и Канди.

Эпоха Кандийского царства

В эпоху Кандийского царства Бадулла была главным городом княжества Ува. Она расположена посреди окруженной холмами долины, по которой протекает Бадулуоя. Земля этой долины весьма плодородна, и, возможно, в этом и заложена причина возникновения здесь населенного пункта. После падения Кандийского царства Бадулла стала опорным пунктом англичан. Дэви, писавший в 1821 г., сообщал о ней: «Это — незначительный населенный пункт. Зданий немного, и они заняты преимущественно под офицерские квартиры, казармы для европейских и туземных войск; имеется небольшой базар. Мало что можно сказать в пользу Бадуллы как места для жительства, и, если бы не ее богатая долина, она была бы, вероятно, покинута жителями» . Однако в 1846 г., с началом разведения кофе, город начинает расцветать, и Тсннент сообщает о нем уже следующее: «Нет в природе более мирного и приятного глазу места! Однако долина так часто подвергалась военным опустошениям, что от древнего города ничего не осталось, кроме развалин дагобы. Англичане превратили древнюю столицу княжества Ува в укрепленный пункт, и современный город оживленностью своего базара, своей планировкой и удобством жилищ, обычно окруженных садами кофейных деревьев, свидетельствует о растущем благоденствии района».

Город стал приобретать некоторое значение только с развитием кофейных, а затем чайных плантаций. Когда до Бадуллы дошла железная дорога, она стала  конечным  пунктом  линии Центрального нагорья, центром, стягивающим сельскохозяйственную продукцию плантаций района Пассары и других. Город связан первоклассными шоссейными дорогами с Пассарой, Талденой и Велимадой. Население его в настоящее время исчисляется в 8126 человек. Значение Бадуллы определяется ее положением на перекрестке транспортных магистралей, в центре района плантаций. Став теперь главным городом провинции Ува, Бадулла вновь обрела свой былой престиж.

Гампола – древний город

Гампола также является древним городом. Когда-то она была царской столицей и называлась Гангашрнпура («царский город на реке»). В XIV в., как мы уже знаем, сингалезские цари не могли больше удерживать в своих руках северные равнины, и в 1347 г. Бхуванаика Баху IV устроил здесь свою столицу. В своем выборе он исходил, несомненно, из стратегических соображений, так как город был хорошо прикрыт излучиной Махавели-ганги с одной стороны и горами — с другой. Более пятидесяти лет город оставался столицей царства, а затем был покинут царями и забыт.

Однако, когда пало Кандийское царство и в 1833 г. вокруг Гамполы были заложены кофейные плантации, город снова поднялся в своем значении. Вскоре шоссейная и железная дороги связали его с Коломбо, а когда место кофе заняла культура чая, значение Гамполы окончательно утвердилось. В настоящее время через Гамполу идет снабжение товарами большого района, расположенного главным образом к востоку от города вдоль дороги на Рамбоду и Нувара Элию. Дорога на Нувара Элию идет от Гамполы на юго-восток через Пусселлаву сначала среди каучуковых, а затем среди чайных плантаций. Дорога, отходящая от Гамполы на запад, ведет в Долосбаге, обслуживая ее плантации. На Кадуганнаву идет дорога меньшего значения, привлекающая, однако, значительный поток грузов. Итак, постройка шоссейных п железных дорог вместе с развитием плантационного хозяйства еще раз принесли Гамполе _ процветание. В настоящее время «пело жителей Гамполы превышает 5 тыс. человек. Среди них 26% составляют еннгалезы с низменных равнин, что свидетельствует о значительном притоке жителей равнины в этот некогда кандийский город. Коренные жители нагорья теперь составляют 21% населения города; 26% приходится на долю мавров, что свидетельствует о значительной деятельности мелких торговцев и исторических торговых связях между канднйцами и маврами. Индийские тамилы составляют 6% населения.

Канди

КандийцыВ 1592 г. Дон Жуан Коннаппу Бандара, завладев престолом под именем Вимала Дхарма I (1592—1604 гг. — Ред.), стал править Кандийским царством. Он возвел вокруг города большую стену с восемнадцатью башнями. Тем не менее в ходе длительных войн с португальцами город много раз захватывался противником и подвергался разграблению. В результате к тому времени, когда англичане захватили город, он уже утратил свое былое великолепие.

Избрание Канди столицей объясняется стратегической выгодой его положения. Как и Гампола, город опоясан излучиной реки Махавели, которая защищала его с севера и запада, а холмы, расположенные в центре описанного рекой полукруга, прикрывали тыловые подступы к городу. Не раз португальцы были биты при попытке форсировать Махавели-гангу, а также у Ганнорувы, а со стороны холмов португальцами не было предпринято ни одной атаки. В мирное время преимущества местоположения Канди заключались в удобстве сообщения с его морскими портами: с Путталамом — на западе, Тринкомали, или даже скорее Коттняром и Баттикалоа, — на востоке. Торговцы и караваны направлялись из Канди через проходы Веуда Кадавата и Галагедера в Курунегалу и Путталам, доставляя туда арековые плоды, корицу и пряности. Из Путталама в Канди доставлялись соль и ткани. Долина  Думбара  предоставляла удобный выход на восток — либо вдоль Махавели-ганги на Коттияр, либо через восточную равнину на Баттикалоа, откуда поступали рис, соль и топленое масло. Зависимость Канди от его портов была настолько велика, что голландцы, ведя борьбу с Канди, не нашли ничего лучшего, как закрыть эти порты.

В 1815 г. Кандийское царство прекратило свое существование и для нагорья началась новая эра. Шоссе и железная дорога и вязали Канди с Коломбо, а развитие чайных и кофейных плантаций способствовало повышению коммерческого значения города.

От Канди во все стороны расходится сеть грунтовых дорог, более развитая в направлении на восток, где нет железной дороги. Одна из дорог идет на Телдению, обслуживая плантации Думбары (каучук и какао), а также чайные плантации Рангаллы; ответвление этой дороги идет на Хангуранкету и Матурату, а другая дорога, минуя Нерадению, идет на Делтоту и Галаху. Таким образом, все районы близлежащих плантаций связаны с Канди дорогами.

В настоящее время Канди не имеет уже никакого стратегического значения. Он стал теперь крупным торговым центром, и его благосостояние возрастает или падает в зависимости от состояния дел на плантациях округа. В 1821 г. население города исчислялось в 2930 человек, к 1848 г. оно увеличилось до 7500 человек, а в 1871 г., с развитием кофейных плантаций, число жителей Канди достигло 20 000. С тех пор происходит непрерывный рост населения, которое к 1921 г. составляло 32 562 человека. Город управляется муниципалитетом.

К тому же типу городских поселений, что и города, рассмотренные до сих пор, принадлежит и Матале. Правда, царской столицей он не был, но, несомненно, принадлежит к числу древних поселений. В хронике «Сулувамса» этот город упоминается р связи с войнами Паракрама Баху против Гаджа Баху Полонна-рувского (XII в.). Подобно Бадулле, этот город был столицей княжества, а в начале английского завоевания он служил опорным пунктом, ибо мимо Матале проходила дорога через проход Наланда на Дамбуллу и дальше на Тринкомали.

Однако благосостояние Матале в настоящее время определяется развитием плантаций, производящих чай, каучук и какао. Поскольку город является конечным пунктом железной дороги, к нему тяготеют все прилегающие плантации. Таким образом, Матале — главный распределительный центр сельскохозяйственного района. Главная шоссейная дорога здесь та, которая ведет на Дамбуллу; от нее ответвляются дороги на Ратоту и Гамма-луву, пролегающие среди каучуковых и чайных плантаций. Жителей в городе насчитывается около 7800.

Второй тип городских поселений

Второй тип городских поселений — это города, возникшие сравнительно недавно. Сюда относятся такие, как Навалапития, Хаттон, Дияталава, Нувара Элия, Нануоя и Хапутале. Все они в большей или меньшей степени обязаны своим происхождением плантационному хозяйству Центральной провинции Цейлона, а также шоссейной и железнодорожной сети, созданной для обслуживания этого хозяйства. Некоторые из этих городов имеют особое значение как курорты, и ниже мы остановимся на этом.

Наше знакомство с городами этого типа мы начнем с Нувара Элин. Этот город стал в настоящее время курортом с почти мировой известностью. Тем не менее он был основан только в британский период. Дэви в 1821 г. давал следующее описание местности, где стоит сейчас Нувара Элия: «Мы вошли в лес, в котором нам стали попадаться следы слонов, и продолжали двигаться через поросшие лесом холмы, пока вдруг не вышли на широкое открытое пространство.

Наши проводники называли эту местность, вид которой был весьма приятным, Нувара Элия патана. Среди участков ровной поверхности, встречающихся на острове на такой высоте над уровнем моря, этот по своей протяженности превосходил все ему подобные. Окруженный горными вершинами, он напоминал плоскогорье, в котором многочисленные небольшие холмики и впадинки чередуются между собой.

Несмотря на свою красоту, эта местность, свободная от лесных зарослей и обладающая, повидимому, прекрасным климатом (здесь определенно не бывает жары), совершенно не освоена человеком. Это безраздельные владения диких животных, особенно слонов, следы которых мы видели в неисчислимом множестве… Все что я мог узнать от туземцев об этой местности, сводилось к следующему: эта патана никогда не была заселена, а посещают ее, если не говорить о проходящих путниках, два разряда людей — кузнецы из Котмале, которые приходят сюда в сухой сезон добывать железо, и подрядчик-алмазник со своими рабочими — искать драгоценные камни».

Однако причиной возникновения города послужили не минеральные богатства данной местности, а тот факт, что в 1828 г. английский губернатор основал здесь оздоровительную станцию для военнослужащих цейлонских гарнизонов. Так, непосредственным мотивом основания города на патане Нувара Элия было благотворное влияние здешнего прохладного климата на европейцев, страдающих от тропических условий. «С открытием движения почтовой кареты между Коломбо и Канди, — писал Кэйзи Читти 1 в 1834 г., — мы можем надеяться, что она (Нувара Элия) станет курортом, доступным даже для тех больных, которые живут на побережье. Европейские солдаты, живущие в Ну-ьара Элии, выглядят румяными и здоровыми и отличаются такой же силой и бодростью духа, какие им свойственны в родных краях».

Нануои

В 1884 г. железнодорожная линия была доведена до Нануои, а в 1903 г. было открыто железнодорожное сообщение с Нувара Элией. В этот же промежуток времени по всему району создавались чайные плантации — первооснова благосостояния района Нувара Элии. Открытый в 1828 г. санаторий разросся в красивый город с парками и садами, гостиницами и площадками для гольфа. С началом каждого сезона, в апреле, когда люди толпами стремятся сюда с жарких равнин юго-запада, чтобы воспользоваться прохладным воздухом гор, Нувара Элия, как и другие горные города, становится переполненной.  Собственное население города в 1901 г. составляло 5 тыс. человек, а в 1921 г. — 7 тыс. Подсчитано, что каждый сезон Нувара Элию посещают 2 тыс. человек. Так же как Канди и Бадулла, город расположен в долине, окруженной горами. Он соединен четырьмя важными дорогами с периферийными районами. Одна из этих дорог идет на северо-запад через перевал Рамбода на Гамполу, вторая — на юго-запад в Нануою, третья — на юго-восток в Велимаду и четвертая — на северо-восток через Кандаполу на Уда Пусселаву, обслуживая расположенные здесь важные чайные районы.

Другие города Центрального нагорья, такие, как Дияталава и Бандаравела, тоже обязаны своим значением бодрящему горному климату. Дияталава служит местом лагерных стоянок для войск, а также и курортом.

Хапутале, расположенный у знаменитого горного перевала, и Велимада, стоящая почти в центре плато Велимада, — города, возникшие с развитием чайной промышленности. То же можно сказать и о таких городах, как Навалапития, Талавакелле и Хаттон. Во всем здесь виден отпечаток главного производственного профиля района: на базарах и в лавках этих городов продаются продовольственные товары и одежда для населения плантаций, строительные и транспортные фирмы имеют здесь свои представительства, обслуживающие потребности плантаций. Далеко впереди других городов, возникших с развитием чайных плантаций, стоит по своему значению Хаттон, который обслуживает обширные чайные районы Дикой, Маскелии и Богован-талавы. Хаттон — складской пункт для чая, подлежащего отправке в Коломбо, и железная дорога получает значительные Доходы от его перевозки.

Таковы наиболее значительные поселения Центрального нагорья. Все они, кроме древних городов, о которых мы говорили выше, возникли вследствие освоения земель под кофейные, а затем чайные плантации. Этот процесс сопровождался притоком населения — индийских тамилов (кули), сингалезов с низменных равнин и мавров. Так, например, Навалапития имеет в числе своего населения 28% сингалезов с равнин, 19% тамилов из Индии и 19,5% цейлонских мавров; в Хаттоне насчитывается .56% сингалезов с равнин, 25% индийских тамилов и 10% цейлонских мавров. Таким образом, эти пункты оказались заселенными пришлым народом, а не коренными жителями нагорья — кандийцами, которые издавна привыкли жить на более низких высотах. Чай никогда не превращался в садовую культуру, как это было когда-то с кофе, и новые районы осваивались иностранным капиталом с применением наемной рабочей силы. С точки зрения географии, поселения Центрального нагорья, лежащие выше 600 м, — самые молодые на острове.